Охрененная игра. Геймплей, основанный на двух кнопках, не надоедает ни разу. Дизайн уровней просто отличный. Жаль только, что вариантов решения головоломок нет, кроме задуманного, но и то заставляет зело помучаться.

Отдельный бонус – финальный ролик. Вообще игра заканчивается очень душевно. Я рыдал, смеялся и вообще бился в истерике. Особенно, над поющими автоматическими туррельками. 🙂

Я не буду комментировать. Навальный сказал достаточно. Просто процитирую:

Но ведь и Медведев с Путиным вроде как начальство. Если не из соображений справедливости и наведения порядка, то хотя бы из сообращений поддержания собственного престижа могли бы устроить показательный разгром шайки и судебный процесс.

Не получается. Всей политической мощи “вертикали власти” не хватает, чтобы отдать под суд очевидных жуликов и убийц.

Вот об этом и надо всем рассказать.

13-го октября. Наконец-то и на моей улице праздник! Гляжу и не верю своим глазам. Перед моими окнами взад и вперед ходит высокий, статный брюнет с глубокими, черными глазами. Усы – прелесть! Ходит уже пятый день, от раннего утра до поздней ночи, и все на наши окна смотрит. Делаю вид, что не обращаю внимания.
15-го. Сегодня с самого утра проливной дождь, а он, бедняжка, ходит. В награду сделала ему глазки и послала воздушный поцелуй. Ответил обворожительной улыбкой. Кто он? Сестра Варя говорит, что он в нее влюблен и что ради нее мокнет на дожде. Как она не развита! Ну, может ли брюнет любить брюнетку? Мама велела нам получше одеваться и сидеть у окон. «Может быть, он жулик какой-нибудь, а может быть, и порядочный господин», – сказала она. Жулик… quel… Глупы вы,мамаша!
16-го. Варя говорит, что я заела ее жизнь. Виновата я, что он любит меня, а не ее! Нечаянно уронила ему на тротуар записочку. О, коварщик! Написал у себя мелом на рукаве: «после». А потом ходил, ходил и написал на воротах vis-a-vis ( напротив (франц.)).: «Я не прочь, только после». Написал мелом и быстро стер. Отчего у меня сердце так бьется?
17-го. Варя ударила меня локтем в грудь. Подлая, мерзкая завистница! Сегодня он остановил городового и долго говорил ему что-то, показывая на наши окна. Интригу затевает! Подкупает, должно быть… Тираны и деспоты вы, мужчины, но как вы хитры и прекрасны!
18-го. Сегодня, после долгого отсутствия, приехал ночью брат Сережа. Не успел он лечь в постель, как его потребовали в квартал.
19-го. Гадина! Мерзость! Оказывается, что он все эти двенадцать дней выслеживал брата Сережу, который растратил чьи-то деньги и скрылся.
Сегодня он написал на воротах: «я свободен и могу». Скотина… Показала ему язык.

Как трогательно описывается работа агента коллекторской фирмы и какой срам и позор мы имеем сейчас.

PS: Нет, меня не трогают коллекторы. Я не делаю долгов. Просто встретил Антон-Палыча в сети. 🙂

Newsru напомнили о том времени, когда всё началось.

Тогда же и BBC написали об этих событиях.

Тогда было какое-то свербящее ощущение творящейся мерзости, а сейчас мы знаем этой мерзости определение: юридическим языком – “рейдерский захват”, а человеческим – “начало негласной, но жёсткой цензуры в СМИ”. Всё один в один как позднее с Ходорковским. Было нормальное телевидение, но одного тогда ещё не удвоенного это не устраивало и всем показали место, свалив самого сильного. И все встали в стойку, задрали лапу и понеслась душа в рай.

Сейчас на этот канал без слёз вообще смотреть нельзя. Просто дерьмо в ящике.

Миша Юхновский рассказал про книжку.

Пошёл посмотреть, чтобы оценить, надо-ли брать. Надо.

Везли с пожара.
Ожоги.
Большой процент.
Юный возраст.
Тормознули на перекрёстке — проезд кортежа.
Снеслись с ответственным, тот подтвердил: ждите!
Семнадцать минут стояли.

Роисся, блядь.