Кафка исчерпан. Очередь Шекли.

Новая инициатива политической бляди Мизулиной разрывает мне мозг. Вкратце, теперь если кто-то на улице крикнет “Пидорасы должны жрать говно”, я не буду иметь права сказать ему “Пытаешься сделать из всех прочих подобного себе говноеда?”, потому что это будет оправданием гомосексуализма, информацией, угрожающей развитию детей, и всё такое.

Политтехнологи как обычно, работают топорно, но эффективно. Есть главный пидорас в стране, который ни хрена полезного не делает, позволяет другим пидорасам бесконечно воровать, сажает в тюрьму каждого, кто незашорен и заявляет во всеуслышание о реальном положении вещей, и всё это называется вертикалью власти. Так вот, чтобы этого пидораса не трогали, чтобы про него пореже вспоминали и поменьше претензий предъявляли, эти политтехнологи смещают фокус недовольства. Например, развивают тему о том что гомосексуализм это плохо. Причём, представляют это так, как будто кто-то утверждает, что это хорошо. Причём, зомболуч имеет прямо невиданную с ранне-советских времён плотность.

Буквально намедни общался в чятике с одним ярым гомофобом. Ну, так он себя ставит по отношению ко всему негетеросексуальному. Я его спрашиваю “Какие у тебя претензии к гомосексуалистам?”

– Они совершают непотребство, извращенцы, и вообще должны гореть в аду.

– Кто определяет что есть потребство, а что – не?

– Бог, Писание и семейные ценности!

– Так, давай не будем сюда вмешивать богов, потому что их наличие или отсутствие не доказано, равно как и то что Писание является свидетельством деяний не обычного человека, а десницы божьей и вообще является полностью правдивым. Я бы хотел обсудить “семейные ценности”. Скажи мне, каким образом и какие ценности нарушает гомосексуальная семья?

– Что значит “не будем вмешивать богов”? То что ты неверующий, не означает что бога нет!

– Равно как и то что ты веришь в Бога не подтверждает факта существования Высшего Разума. Ответь на вопрос, пожалуйста.

– Семья должна состоять из мужчины и женщины, а так же детей, ими порождённых. Только так, и никак иначе!

– Кто это сказал и почему это так должно быть непременно?

– Бог и семейный кодекс!

– Ну, высшие силы мы договорились не вмешивать, а Семейный кодекс – это документ, написанный людьми. Возможно, их отношение к гомосексуальной любви не отличалось от твоего и они решили не упускать возможности сделать маленькую пакость и задекларировать то что семья должна быть гетеросексуальной. Если ты обратил внимание, то например в США, которые являются очень религиозным государством, во многих штатах уже официально разрешено заключать гомосексуальные браки. Как между мужчинами, так и между женщинами. Так что Семейный кодекс — не конечная истина. Расскажи, почему двум мужчинам или двум женщинам нельзя иметь настоящую семью и растить детей?

– Потому что это мерзко и противоестественно!

– Это твоё собственное субъективное суждение. Я бы тоже не согласился на секс с мужчиной. Однако, согласись, до тех пор, пока другой мужик не пытается засунуть свой член в твою задницу, или не предлагает тебе свою, ты не имеешь права попрекать его за то что он любит мужчин. Ведь тебя это никак не касается, так? Они же тебе не угрожают?

– Нет, но они мне противны, вызвают желание их калечить и я ничего не могу с собой поделать!

– Т.е. ты рассматриваешь даже их присутствие в поле твоего зрения как посягательство на твою жопу, или что? Или, может быть, у тебя сейчас в голове просто классическая психологическая проблема – “разрыв шаблона”, когда тебе всю жизнь рассказывали, что гомосексуалисты — это вообще не люди, у них на ногах копыта, они воняют, гнусно ухмыляются и у них во лбу рога, а оказывается, что это такие же люди и они ещё смеют быть счастливее тебя хотя бы внешне? Может быть, тебе просто завидно, что они могут себе позволить в смешных одеждах валять дурака, а тебе всю жизнь какие-то люди говорили о том что скучные бабы — это правильно, а весёлые мужики — нет, а сейчас ты видишь перед собственными глазами то что они не были правы и у тебя теперь в душе разверзается дыра, которую тебе необходимо заполнить какими-то новыми догматами перед тем как отпустить текущие?

– Нет у меня никакого разрыва! Я знаю, что мужеложство — грех и что за него они будут гореть в аду!

– Кажется, мы опять скатываемся в метафизику. Ну, давай предположим, что они должны будут гореть в аду за то что любят людей единого с собою пола. Тебе-то что? Тебя должно волновать спасение своей души. И не надо говорить, что ты пытаешься спасти их душу — ты совершаешь или пытаешься совершать над ними насилие, которое так же противопоказано тебе твоей верой. Всё что ты можешь делать по их поводу — молиться своему Богу о том чтобы он простил эти заблудшие души и таки принял их к себе в рай. Почему ты не молишься за них, а пытаешься их физически уничтожить? Кому они составляют угрозу?

– Они развращают наших детей!

– Каким образом?

– Ходят по улицам, демонстрируют свой разврат, это видят дети!

– Ну, “разврат” — субъективное понятие. А что видят дети? Что два человека любят друг-друга и счастливы?

– Это неправильно!

– В чём?

– Они ебут друг-друга в задницу!

– И что?

– Это противоестественно!

– Кто это сказал?

– Биология! Есть член есть вагина, они предназначены друг для друга. А член и задница – нет!

– Формально ты прав, однако есть множество вещей, которые не предназначены друг для друга, однако отлично комбинируются. Например, видеомагнитофон и шахматы.

– ??

– Моя младшая сестра в возрасте двух лет несколько недель подряд получала удовольствие от того что засовывала в видак шахматные фигуры.

– Блин, при чём здесь видак? Я тебе про секс говорю!

– Ну, ок, про секс, так про секс. Давай обратимся к такому известному ритуалу проявления чувств, как поцелуй. Почему поцелуй не считается извращением? Разве губы предназначены друг для друга? Поцелуй противоестественен по своей сути, потому что это абсолютно негигиеничный акт обмена жидкостями организма, которые содержат различные биоформы, часть из которых может быть болезнетворна и, на самом деле, способствует лишь распространению болезней. Даже поцелуй в любое другое место может стать фактом заражения. Есть масса болезней, передающихся просто через перенос биоматериала касанием.

– А секс в жопу типа не заразен?

– С современными средствами дезинфекции и предохранения — даже более безопасен чем поцелуй. Ну что, будем теперь объявлять поцелуй извращением?

– Ты дурак, и если не исправишься, то сядешь в тюрьму. Я не хочу продолжать этот разговор.

– У тебя просто закончились аргументы, но тебе удобнее остаться при своём привычном мнении.

– За мной правда. И когда она будет утверждена законодательно, то я за это выпью. Бай.

По этому поводу мне в очередной раз вспомнился “Билет на планету Транай”.

Борг взялся рукой за президентский медальон и начал снимать его с шеи.

Внезапно медальон взорвался.

Гудмэн с ужасом уставился на окровавленное месиво, которое только что было головой Борга. Какое-то мгновение Верховный Президент держался на ногах, затем покачнулся и сполз на пол.

Мелит стащил с себя пиджак и набросил его на голову Борга. Гудмэн попятился и тяжело опустился в кресло. Губы его шевелились, но дар речи покинул его.

— Какая жалость, — заговорил Мелит. — Ему так немного осталось до конца срока президентства. Я его предупреждал против выдачи лицензии на строительство нового космодрома. Граждане этого не одобрят, говорил я ему. Но он был уверен, что они хотят иметь два космодрома. Что ж, он ошибся.

— Вы имеете в виду… я хочу… как… что…

— Все государственные служащие, — объяснил Мелит, — носят медальон — символ власти, начинённый определённым количеством тессиума — взрывчатого вещества, о котором вы, возможно, слышали. Заряд контролируется по радио из Гражданской приёмной. Каждый гражданин имеет доступ в Приёмную, если желает выразить недовольство деятельностью правительства. — Мелит вздохнул. — Это навсегда останется чёрным пятном в биографии бедняги Борга.

— Вы позволяете людям выражать своё недовольство, взрывая чиновников? — простонал испуганный Гудмэн.

— Единственный метод, который эффективен, — возразил Мелит. — Контроль и баланс. Как народ в нашей власти, так и мы во власти народа.

— Так вот почему он хотел, чтобы я занял его пост. Почему же мне никто этого не сказал?

— Вы не спрашивали, — сказал Мелит с еле заметной улыбкой. — Почему у вас такой перепуганный вид? Вы же знаете, что политическое убийство возможно на любой планете при любом правительстве. Мы стараемся сделать его конструктивным. При нашей системе народ никогда не теряет контакта с правительством, а правительство никогда не пытается присвоить себе диктаторские права. Каждый знает, что может прибегнуть к Гражданской приёмной, но вы удивитесь, если узнаете, как редко ею пользуются. Конечно, всегда найдутся горячие головы…

Гудмэн поднялся и направился к двери, стараясь не глядеть на труп Борга.

— Разве вы уже не хотите стать Президентом? — спросил Мелит.

— Нет!

— Как это похоже на вас, землян, — грустно заметил Мелит. — Вы хотите обладать властью при условии, что она не влечёт за собой никакого риска. Неправильное отношение к государственной деятельности.

— Может быть, вы и правы, — сказал Гудмэн. — Я просто счастлив, что вовремя об этом узнал.

Он поспешил домой.

Leave a Reply