Хороший пост на Слоне – почти во всём согласен

На Слоне появился интересный пост про измены и отношения к ним. Поддерживаю его почти во всём, кроме того что там не сказано о том что свои походы налево всё же надо хранить в тайне настолько глубокой, что супруг о них не должен узнать ни при каких обстоятельствах. Потому что есть ещё чувство собственничества. И у меня тоже. Я умудряюсь ревновать даже женщин, с которыми расстался; что уж говорить про “моих женщин”. 🙂

Пусть изменяет, лишь бы не храпел

Выяснилось вдруг, что подруга занималась сексом с моим бывшим мужем, когда он еще не был бывшим. Это она сама мне сказала в пьяном и слезливом состоянии. Сейчас они уже встречаются. Ну, то есть живут вместе.

— Прости меня, я виновата, ты меня ненавидишь? — хлопотала она.

— Нет. С какой стати? Наоборот, я тебе даже благодарна. Должен же был с ним кто-то заниматься сексом, раз мы перестали это делать друг с другом.   

Подруга все-таки ожидала трагедию, поэтому еще слегка помучила меня раскаянием. Я даже вышла из себя: довольно утомительно с полчаса произносить только «да все нормально» и «слушай, не бери в голову».

Сам предмет разговора меня ничуть не взволновал. Ну, занимались они сексом, пока мы еще были в браке, который, честно говоря, к тому моменту больше всего напоминал закисший чай.

Я сама однажды, всего спустя пару дней после вопроса: «Ты могла бы мне изменить?» и моего ответа: «Я лучше умру!», оказалась в чужой кровати.

Так что не мне осуждать других.

Я вообще весь этот пафос про измены не разделяю. О’кей, я еще понимаю про времена, когда если сифилис, то сразу смерть. Или потом дети родятся от посторонних. 

А сейчас-то что так переживать?

Можно подумать, никто при живом партнере не убегал с фотографией Роберта Дауни в ванну. А если бы этого Роберта вам дали в полный рост? Устояли бы?

Я один раз устояла — и нет в моей жизни более неприятных сожалений. Вот ни малейшей пресловутой гордости за себя. До сих пор на этот счет расстраиваюсь. 

Разумеется, верные люди существуют. И не потому, что чего-то боятся, а потому что им так хочется. 

— Я за десять лет ни разу не изменил бывшей жене, — говорит один мой друг. — Клянусь, совсем не хотелось. Но при этом, когда у меня был аврал на работе, она каждый день устраивала скандалы. Потом призналась: я думала, ты такой мрачный и усталый приходишь, потому что изменяешь мне с кем-то в конторе. 

Я спрашиваю, мог бы он представить, что она спит с кем-то еще. 

— Почему нет? Если это не роман, а просто секс, то я бы не переживал. К ревности склонны только очень неуверенные в себе люди. Я просто никогда бы не подумал, что кто-то для моей жены будет лучше меня. 

Собственно, ревность жены и привела друга к разводу. Стало невыносимо. 

И уже неважно — есть причины для подозрений или все происходит лишь в воображении ревнивца. 

Конечно, у каждого человека свой путь. Есть люди, которых сдерживает религия. Но все остальные — они ведь придумывают такую сложноподчиненную систему лицемерия, что и сами в ней запутываются. 

Вот, например, некоторые ходят семьей в свинг-клубы. Не потому, кстати, что они фанаты группового секса. Это другое. А потому, что им хочется заняться сексом с другими, но под контролем. 

— Я не понимаю, — разговариваю я с одним знакомым. — Ты счастлив, если на твоих глазах твоя женщина что-то такое делает с другими мужчинами, но ты устроишь скандал, если узнаешь, что она гуляет где-то сама по себе? Где логика? 

Логика есть. Он мне пояснил. Никто не знает, что получится из секса, в котором он не участвует. А в свинг-клуб человек пришел, занялся сексом и ушел. И больше никогда не встретил этих людей. То есть ни намека на личный контакт в других обстоятельствах.

Если честно, все это звучит довольно странно. Но не будем ханжами — каждый волен делать что пожелает.

Если только этот каждый не диктует нам свои правила. А он, к сожалению, диктует. 

Измена признается большинством как самое ужасное нарушение брачных обязательств. Человек может годами заботиться о семье, может быть прекрасным родителем, мужем или женой, может быть рядом в болезни и горести, но стоит немножко заняться сексом в другом месте, как его ожидают развод и позор. А если этот человек еще и публичная личность, то ему грозит медийный суд Линча.

Похоже, такое поведение основано на непобедимом желании людей усложнять себе жизнь. 

Подруга рассказывает о неком замечательном мужчине, с которым она познакомилась. И у них уже было свидание. 

— Ну как прошло? Как секс? — спрашиваю я. 

— Ты что! — удивляется она. — Я не изменяю мужу! 

— О’кей. А это… Зачем ты с ним встречалась? 

Она поясняет, что муж — святое, но ей хочется новизны и флирта. И это не единственная такая история.

В «Знаменитости» Вуди Аллена есть сцена, где кинозвезда говорит журналисту, что ее тело принадлежит мужу. Но не успевает он огорчиться, как она поясняет, что головы это не касается. И рта. 

У всех, знаете ли, свои твердые убеждения. 

Женатые мужчины более решительны — они обычно от флирта все-таки переходят к сексу. Поэтому их чаще ловят на обмане. 

Но разнообразия хотят почти все, просто не у всех хватает смелости.

И не ясно, зачем всякий раз поднимать бучу. 

Вот тебе предлагают хорошего человека с одним таким недостатком — неверностью. Другой бы, может, пил или, например, стал бы говорить: «Не надо красной помады, ты выглядишь как шлюха» (реальная цитата). Знаете, пусть уж лучше изменяет, честное слово.

Человек ведь не может быть так же совершенен, как айфон. 

Мне кажется, что за скандалами по поводу неверности всегда стоит что-то еще. Одну знакомую выводит из себя, что муж тратит на любовниц деньги. Другая ушла от кромешного идиота, только когда узнала о его любовницах, но это не отменяет того, что он правда был страшный болван — и она просто не могла об этом не догадываться.

Видимо, претензии именно к измене — это такой атавизм с тех времен, когда только это (или невыполнение супружеского долга) могло стать причиной развода (церковного).

И вот уже современные люди все терпят, пока им на руки не падает этот псевдолегитимный повод. И тогда они заключают какой-то свой договор с Богом, который позволяет им уйти от нелюбимого человека. 

Но если, кроме неверности, постоянной или случайной, все хорошо, неужели это резон идти на поводу у общественного безумия? 

Виктория Бэкхем, когда ее мужа уличили в связи с какой-то там девушкой, сказала: «Развод? Да ни за что! Я никому не отдам своего прекрасного мужа». И всех уела, потому что ожидали-то очередной массовый психоз с разрывом рекламных контрактов. 

Конечно, бывают разные случаи. Муж одной знакомой терпел ее роман, но она совсем обнаглела — каждый вечер пропадала у любовника. Закончилось тем, что она прямо возле дома целовалась с бойфрендом в машине — и это увидел муж. И тогда уже сказал: «Все кончено».

И здесь дело даже не столько в измене, сколько в самоуверенном эгоистичном нахальстве. Это все равно что спустить на сумки деньги, отложенные на чужую операцию.

Большие шекспировские страсти выходят из моды. Во времена Отелло просто не было семейной психотерапии. 

Да и, честно говоря, на все эти драмы просто нет времени. Работаешь все больше, у большинства уже дети, собаки, всякие увлечения вроде подводного плавания в пещерах — ну и где взять лишнее время, чтобы тратить его на все эти истерики и страдания?

В жизни так много интересного, что не хочется тратить силы и чувства на какие-то мелкие подробности вроде того, где и с кем что-то там твой партнер. Надо, в конце концов, уважать личное пространство.

Получайте от жизни то, что она может вам дать, и не ищите везде подвох (то есть не ройтесь в чужой электронной почте). Есть вещи, которые не стоит знать. Ведь правда — это всего лишь точка зрения.

Leave a Reply