Светлана Курицына. Первая кровь

Да простит меня Сноб, но это надо сохранить у себя.

Вообще, это похоже на что-то, что я видел когда-то в комедиях абсурда. Не помню когда, не помню где. В голове вертится только “мы живём, чтобы Кафку сделать былью”.

НТВ’шники, конечно, опустились на самое дно, но эту Свету они выволокли откуда-то вообще из-под. Я отлично помню, когда она впервые засветилась на тытрубе. Её уверенность в той чуши, что она говорит, вызывала тогда только такой особый смех, где-то между сардоническим и таким растерянным, когда неловкий вопрос задают и ты такой неловкий смешок выпускаешь. И хочется нажать перемотку назад на пару минут, чтобы избежать этого вопроса. А со Светой только одно желание – “Как мне развидеть это теперь?”

Кто же знал, что так быстро низвергнется во тьму ивановская девственница Курицына. Прошло всего три месяца, а она уже сошла с табуретки. И здесь рука не папы Карло, но следы зубила Франкенштейна.

В новом модном московском месте, «Центре документального кино DOC», прошел показ очередного гениального проекта режиссеров Костомарова/Расторгуева. Несколько лет назад они отобрали пятнадцать человек (из полутора тысяч), раздали камеры и попросили снять дневник своей жизни. А в этом году режиссеры начали постепенно монтировать материал, и вот готов уже второй фильм — «Я не люблю».

Когда Павел/Александр передавали диск Катерине Гордеевой — ведущей проекта «Открытый показ» в «ЦдкD», они сказали: это архетипический интимный дневник «Светы из Иваново» (хотя фактически автор и героиня фильма — Вика из Ростова).

После их слов Катерина и решила позвать на просмотр с обсуждением Светлану Курицыну (ведущую программы «Луч Света на НТВ»), познакомить ее с Викой, скрестить лебедь и трепетную лань. Возможно, в сознании Катерины возник образ дружбы двух юных богинь Артемиды и Гестии. Кто мог предположить, что жизнь снесет из невинного яйца Курицыной Годзиллу?

Обсудив летом размер ее дарования, мы отвлеклись на огороды и сбор плодов. Тем временем московский треглавый демон Киркоров-Басков-Зверев отвел ее в рестораны и где-то там, во тьме, видимо, и расселась земля, разъялось небо, и поняла она, что подобна лучу. В принципе, ничего страшного, но рано.

«Нереальная любовь, одевай меня скорей, раздевай еще быстрей… утром ты сказала мне — тебе нечего надеть, нету платья у тебя, можно тихо обалдеть», — голосом придушенной пожилой колибри спел Сергей, а потом сказал: «Короче, приходишь в салон и говоришь пароль: “утки — проститутки”, и мы там тебе чего-нибудь начешем». Так «нашистский» ангел превратился в блудливую сирену.

Но вернемся в зал.

Фильм «Я не люблю тебя» — про то, что жизнь в России идет не по восходящей спирали, а по внутренней стороне бублика. Про то, что новое поколение — все та же реплика «хомо эректус». Мы, пожилые, знаем, что «так было и так будет всегда», но колония бледных хипстеров нервно смеялась весь вечер (демонстрируя свою духовность).

В фильме Виктория каким-то образом заставила своих молодых людей (два параллельных проекта) быть абсолютно искренними перед камерой. Один герой — мятущийся суслик, другой — любит колбасу; гитарист против мелкого лавочника; что выбрать: вдохновенье или старость с бесчувственным колбасником? Выбрала Москву.

Режиссер Костомаров сказал про Викторию: «Она очень талантливая, мощная и открытая. Она приносила материал, который не вызывал у нас сомнений. Мы понимали: она настоящая звезда». Но я, в отличие от режиссеров, не понимаю, «где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала (эта менеджер по продажам, воспитанная матерью-гадалкою), этот дух, откуда взяла она эти приемы?» Ведь жизнь у нее как у всех, на 1000 километров вокруг — территория речевого парадокса: «идите на х*й в пи*ду».

Но в результате сама Чулпан Хаматова поздравила Вику с большим актерским успехом. И тут Света не выдержала.

Вопрос из зала: «Фильм понравился?»

Света: «Я не поняла смысл. Но поржать можно».

Гордеева: «Света, а вы бы хотели оказаться на месте Вики и так погрузиться в мир документального кино, так раскрыть себя зрителю?»

Светлана: «Слушайте, у миня, наверна, многа ифиров, многа видио, где я сибя раскрываю» (ее уст коснулась улыбка отвращения к провинциальной девке, отчего-то сидящей рядом, к гнетущей атмосфере зала — зачем это все со мной, будто сон).

Вопрос Гордеевой: «А можно ли из телевидения прыгнуть в качественное большое кино»?

Света: «Канешна».

Гордеева: «А какие примеры известны»?

Света: «А… э… точно не в России» (с оттенком расового превосходства).

Гордеева: «Ну, а где тогда»?

Света: «В Голливуде, ребят» (таким тоном отвечает на вопрос первокурсника блестящий профессор, используя против дегенерата парадокс Паррондо*).

Гордеева: «А какую вы видите для себя карьеру, после НТВ ведь жизнь не кончается?»

Светлана: «Я пока еще не думала. Но, конечно, меня приглашали во многие фильмы» (голосом женщины, три раза попавшей на обложку «Пентхауса»).

Гордеева: «А в “Срок” не приглашали, который Павел и Саша снимают»?

Светлана: «Меня приглашали более знаменитые режиссеры…» (теплая волна удовлетворения прошла через ее тело и сквозь родничок устремилась наверх, к созвездию Журавля).

Вопрос зрителя: «Девушки, а какую последнюю книгу вы прочли?»

Светлана (перебивая и смеясь): «Из книг я, наверное, читаю пока только буклеты, до книг у меня еще дело не доходило».

Виктория: «Книга “Тайны Земли и вселенной”» (такова эсхатологическая вилка судьбы — жизнь распутной Галатеи, или чистка кармы золой в лесотундре).

Гордеева: «Вика, а в вашем фильме какие были пожелания, дополнения от режиссеров? Был сценарий или пошаговые инструкции?»

Виктория: «Я приносила материал, а они меня иногда поправляли, говорили: в следующий раз сделай как-то по-другому…»

Светлана: «…Типа, когда будешь заниматься сексом, сделай по-другому» (резцы Светланы на глазах выросли на сантиметр. Виктория, похожая на герцогиню Кейт, вежливо улыбнулась).

Вступает режиссер Костомаров: «Вообще, пошаговые инструкции — это к Свете. Вот скажите мне, девушка, кто вам там подает все время знаки?»

Светлана: «Это мой режиссер, а это мой продюсер — только они у меня известные» (в отличие от вас, придурки).

Последнее утверждение Светланы спорно, но бесспорно то, что именно она заняла пустоту (вобрав ее в себя), которая образовалась после увольнения с НТВ Катерины Гордеевой — девушки энциклопедических знаний, Эйнштейна в журналистике, многодетной (почти) матери и известного волонтера. Но Светлана (которая, без сомнения, достигнет всего этого, кроме первого, второго и четвертого) ничего о Гордеевой не знает. Она вообще ничего не знает, кроме интимных подробностей отношений Сергея Зверева с Еленой Голицыной (кем бы она ни была). Именно поэтому Светлана и попала на телевидение в наше время, когда «…начался период нового исторического перелома и основной задачей является воспитание надежной опоры, наследников кровного родства Мангендэ-Пэкту. Как подобает сынам и дочерям священной горы Пэкту, выросшим в окружении заботливого внимания трех пэктусанских Полководцев, они должны быть ядром и выполнять авангардную роль. Им не следует признавать никого, кроме родной партии и вождя, любящей рукой вырастивших их».

У Курицыной такие ядра есть. Мы все надолго запомним ее простые слова, сказанные в тот вечер: «Так, а почему мне принесли теплый чай, я пью только горячий».

* Парадокс Паррондо — парадокс в теории игр, который обычно характеризуют как «проигрышная стратегия, которая выигрывает». Звучит так: «Возможно выиграть, играя поочередно в две заведомо проигрышные игры».

Читайте по теме:

Елена Савина: Скорость Светы

Татьяна Хрылова: Луч зеленого света

Наталья Барабаш: Божена Рынска, Тина Канделаки и Света из Иваново как зеркало русской революции

Leave a Reply